Выдержки из книги Томаса Ханны «Соматика. Возрождение контроля ума над движением, гибкостью и здоровьем»

 

На протяжении жизни наши сенсомоторные системы реагируют на ежедневные стрессы и травмы при помощи специальных мышечных рефлексов. Эти рефлексы, будучи многократно задействованными, создают постоянное напряжение в мышцах, которые мы уже не можем произвольно расслабить. Эти мышечные сокращения становятся настолько неосознанными и автоматическими, что в конце концов мы просто забываем, как двигаться свободно. В результате возникают скованность, боли и ограничение движений.

Эта потеря памяти, ставшая привычной, получила название сенсомоторной амнезии (СМА). Это потеря памяти о том, как чувствовать определенную группу мышц и как управлять ими. Так как эти изменения происходят в центральной нервной системе, мы даже и не подозреваем о них, хотя они нарушают саму основу нашего движения. Сенсомоторная амнезия преуменьшает наше представление о том, кто мы такие, что мы можем чувствовать и что можем делать. Именно такая потеря сенсомоторной памяти и ее последствия дают нам ложное ощущение того, что мы «стареем».

Однако сенсомоторная амнезия не имеет никакого отношения к старению. Она может возникнуть и возникает в любом возрасте начиная с детства. Дети, которые растут в неблагополучных семьях или в бедственном положении, например, когда идет война, также могут стать жертвой сенсомоторной амнезии. У них при этом развиваются типичные для СМА изменения осанки: впалая грудь, постоянно приподнятые плечи, чрезмерный прогиб шеи. Травмы или серьезные хирургические вмешательства могут вызвать у молодых людей такие же хронические сокращения мышц, которые в пожилом возрасте ошибочно относят к результатам старения. Примером этого являются искривление позвоночника при сколиозе, хромота или не диагностируемые хронические боли, остающиеся до конца жизни.

Следует еще раз подчеркнуть, что сенсомоторной амнезии можно избежать и она обратима. Вы можете предотвратить ее, используя два уникальных свойства сенсомоторной системы человека: способность отучиться от того, чему вы раньше научились, и способность вспомнить то, что было забыто.

Соматические уроки открывают широкие возможности для перепрограммирования сенсомоторной системы. Эти упражнения уже являются важным открытием. Прежде всего, они устраняют первичный эффект того процесса, который ошибочно считается результатом старения. Более того, они особенно важны для людей, достигших 30 лет, и начавших ощущать на себе накопленные воздействия рефлексов «красного света», «зеленого света» и травмы. У пожилых людей можно с помощью этих упражнений обратить процесс, который привёл их к скованности в движениях и боли.

Наконец, соматические упражнения могут быть использованы в программе физического обучения молодежи. Программа раннего обучения, направленная на совершенствование ощущений и сознательное управление движениями, даже за время жизни одного поколения может привести к коренному перелому в борьбе с такими процессами, как сердечно-сосудистые заболевания, рак и психические болезни. Кроме того, развитие этого направления будет способствовать устранению ложных представлений, складывавшихся на протяжении многих веков.

Соматические упражнения могут изменить наш образ жизни. Они помогут нам осмыслить, как связаны между собой наши ум и тело, насколько успешными считаем мы себя в контроле над всеми аспектами жизни и какую ответственность за свою жизнь мы при этом берём на себя.

Фактически эти открытия соотносятся с нашим пониманием того, кто такие человеческие существа и какими они могут быть. Эти же открытия придают глубокое философское значение пониманию природы нашего существования.

В то время как мы становимся старше, состояние нашего тела и, соответственно, наша жизнь, должны улучшаться вплоть до самого конца!

Сенсомоторная амнезия не проявляется ни как органическое повреждение мозга, ни как повреждение опорно-двигательной системы. Она проявляется как функциональный дефицит, при котором способность сокращать некую мышечную группу уступается подкорковым рефлексам. Эти рефлексы хронически сокращают мышцы до определённой степени — 10 %, 30 %, 60 % или др. — и тогда кора мозга бессильна расслабить эти мышцы ниже запрограммированного уровня. Она утратила данную способность и забыла, как это делать. Мышцы, хронически находящиеся в частично сокращенном состоянии, довольно предсказуемо:
1) станут чувствительными или болезненными;
2) ослабнут от постоянного напряжения;
3) вызовут «неуклюжесть», потому что станут неспособными скоординировано взаимодействовать с движениями всего тела;
4) приведут к постоянной потере энергии тела;
5) вызовут искажение осанки и неправильное распределение веса, которое вызовет вторичные боли, обычно ошибочно принимающиеся за артриты, бурситы, грыжи дисков и т. д.

Эти симптомы СМА обычно неверно диагностируются традиционными медиками, которые они пытаются лечить при помощи механического или химического вмешательства в локальные проблемные мышечно-скелетные области. Подобные местные вмешательства не производят длительного эффекта на симптомы, поскольку пытаются исправить функциональную проблему мозга так, будто это структурное нарушение в периферической структуре тела. В результате возникает хроническая патология, которую невозможно успешно вылечить при помощи традиционной медицины. Такое состояние кажется неизлечимым, не оставляя других вариантов, кроме использования обезболивающих лекарств, которые только маскируют симптомы.

Медицинские исследователи вполне отдают себе отчёт в отсутствии успеха при диагностике и лечении того, что они называют «местными мышечными расстройствами». Ревматолог Нортон М. Хадлер открыто выразил свое профессиональное недоумение относительно того, что «примитивная природа нашего понимания патофизиологии таких местных костно-мышечных расстройств, как боль в спине, шее или плечах, является укором в адрес клинических исследований».

Такое состояние, как СМА, так мало изученное, но так сильно влияющее на огромную часть населения, может быть преодолено только одним способом: переобучением коры головного мозга, отвечающей за сознательные чувствительно-двигательные функции. Коре головного мозга нужно сенсорно напомнить то, что было ею забыто, чтобы она снова обрела полный двигательный контроль над пораженной мышечной областью.

И когда это происходит, указанные выше симптомы исчезают и хронические, неизлечимые состояния отступают.

СМА можно преодолеть только обучением, а не лечением. Должен возникнуть внутренний процесс, посредством которого в петлю сенсомоторной обратной связи поступит новая сенсорная информация, позволяя двигательным нейронам сознательной части коры головного мозга снова полноценно контролировать мышцы и произвольно расслаблять их.

Мир бизнеса — это мир, где как минимум 80 % людей, достигших сорока лет, страдают от болей и туго-подвижности в области спины, мышцы которой от таза до шеи хронически сокращены. При этом подкорковый рефлекс, который, входя в привычку, выходит из-под контроля волевой зоны коры головного мозга. Он становится хроническим.

Очень важно отметить, что проявления хронических рефлексов, как правило, ошибочно принимаются за «неизбежные проявления старения». Тем не менее старение не является патологией и количество прожитых лет не имеет никакого отношения к этим симптомам, кроме, конечно же, допущения, что чем дольше мы живем, тем большим количествам травм и стресса мы подвергаемся. «Старость» — это криптопатология, которая окончательно сводит на нет способность медиков диагностировать СМА.

То, что каждый человек испытывает изнутри — это он сам — действующее, чувствующее существо. Переживание (т.е. близкое по значению более традиционным словам «сознание» и «осознанность») является сенсомоторным явлением, в котором ощущение не может быть отделено от движения, а движение не может быть отделено от ощущения — они являются основой личной реальности человека. Эта нераздельность означает, что то, что мы не ощущаем, мы не можем этим двигать; то, чем мы не можем двигать, мы не можем этого ощущать.

Наши сознательные, произвольные переживания произрастают из — и зиждутся на — нашем подсознательном, непроизвольном слое переживаний. Рождаясь, мы представляем собой не более чем набор ненамеренных рефлексов и автономных процессов. Лишь постепенно мы учимся, идя по пути в мир сознательного, произвольного контроля. Тем не менее, если происходит нечто, что пробуждает наши сильные подсознательные, автономные рефлексы, мы можем обнаружить, что бессознательный контроль стал преобладать над нашей сенсомоторной сферой, и мы ничего не можем поделать с этим напрямую.

Сенсомоторную амнезию можно преодолеть при помощи сенсомоторного процесса напоминания коре головного мозга, отвечающей за произвольные движения, того, что она перестала ощущать и делать.

Клуб рейки

оазис йога студия киев

Магазин

оазис йога студия киев

оазис йога студия киев корпоративная йога

оазис йога студия киев роспись хной

оазис йога студия киев книги

Клуб рейки